З

Запах счастья

Время на прочтение: 9 мин.

Из крана в металлическую раковину капала вода, разнося эхо по всей квартире, и Даше казалось, что капли стучат по ее голове. 

Кап.

Пауза.

Кап.

Пауза.

Кап.

Каждый новый стук отдавался больнее предыдущего, словно на макушке успел образоваться синяк. 

На часах почти полночь. Даша сгорбилась над учебником, беззвучно шевеля губами. 

Завтра последняя олимпиада. Если она справится… нет, она должна справиться, это единственный шанс.

Пора было ложиться спать, но она знала, что не уснет. Последние несколько суток Даша только зубрила. Даже закрывая глаза, она видела страницы учебника. Днем и ночью голос в голове бубнил и бубнил. Отрывки параграфов, правила, формулы долбили сознание.

Надо перечитать первую тему, подумала Даша. Она открыла учебник на нужной странице и почесала руку, ощутив под пальцами липкие корки. Осталось выиграть всего одну олимпиаду! 

Даша с детства мечтала о собаке, но родители наотрез отказывались. 

Потому что от собак одна грязь.

Потому что собаки воняют.

Потому что собаки все портят.

Потому что в квартире новый ремонт и мебель, которую родители выбирали и покупали лично, а тунеядка Даша в свои годы ни копейки не заработала. Стипендия за отличную учебу в школе и победы на конкурсах не в счет. 

— Ты должна стараться лучше! — постоянно повторял отец.

— Выиграла московскую олимпиаду? Тоже мне достижение! — вторила ему мать. — Ты всероссийскую выиграй! Хотя и это так себе уровень, вот международная…

— Да куда Дашке до этого? — качал головой отец.

— Вот тунеядку вырастили на свою голову! — причитала мать. — А еще чего-то просит! Ей бы в поле пахать, коров пасти, тогда бы всякими глупостями голову не забивала!

Откуда родившиеся в городе мать и отец могли знать, как пасти коров, Даша не знала, но возразить не смела. Она привыкла, что родители всегда правы, а Даша — нет. И вообще, она ни на что не способна, ей просто везет или добрые учителя помогают. Она бесполезна.

Но невозможно приказать сердцу перестать мечтать, и Даша все равно грезила о собаке. О друге. Лучшем. Единственном. Потому что в школе зубрила и неудачница успехом не пользовалась и ей было очень одиноко. А с собакой можно гулять и играть, ей можно доверить любую тайну, она не предаст. 

И в конце лета судьба будто бы услышала Дашу. К собакам, которых она подкармливала, прибился щенок. Крошечный теплый комочек. Большие крепкие лапки, белое пятнышко на груди, бархатные ушки-треугольнички и глаза, которые все-все понимают. 

Стоило Даше увидеть щенка, и в ее душе ожила надежда. Вот он, ничейный, а значит, можно взять себе. Хотя Даша понимала, как опасна бывает надежда, помнила, как больно, когда мечты превращаются в прах. Ей казалось, что каждая такая потеря отрывает кусок от ее сердца и теперь на его месте остался маленький огрызок. Но при виде щенка даже этот огрызок давал столько тепла, что можно было согреть целый район. Даша знала, что надеяться опасно, но все равно дала щенку имя. Лука, что с греческого переводится как «свет». Маленький Лучик во тьме.

Тогда Даша снова заговорила с родителями о собаке. 

— Пожалуйста, можно мне взять щенка? Он не будет ничего пачкать и мешать, я обещаю! — Она просила, сгорбившись, вжав голову в плечи, готовясь принять очередной удар, который погасит огонек надежды. 

Мать тяжело вздохнула.

— Опять за свое! Когда уже ты выкинешь эту дурь из своей головы?! Кому сказать, засмеют!

Отец молчал, раздумывая, а потом предложил:

— Ничего в этом мире не достается просто так, все нужно заслуживать. Давай так, если ты выиграешь три олимпиады: по русскому, математике, а главное, по своей нелюбимой физике, то можешь притащить в дом хоть крокодила. Мы разрешаем.

После этих слов отец загадочно переглянулся с матерью.

Даша не могла поверить — это слишком хорошо, чтобы быть правдой. Неужели ей наконец повезет, и мечта станет реальностью?

И Даша принялась усиленно готовиться, но время тянулось слишком медленно, и она все больше боялась за жизнь маленького Лучика. На дворе ноябрь, ночи становились холоднее, малыш мог замерзнуть. А еще люди. Психи, которые разбрасывают яд или кидают в животных петарды. Даша не могла быть рядом с Лукой весь день, чтобы защитить. Нужно было скорее забирать его домой. 

Две олимпиады Даша уже выиграла, осталась последняя. 

Из-за нервного напряжения в эти месяцы Даша начала чесаться. Ей казалось, что кожу то и дело колют тонкой иголкой. С момента заключения пари Даша расчесала руки до красных корок. Кожа стала сухой и при каждом движении натягивалась, как барабан, а потом трескалась. Язвы между пальцами зудели и мокли. Руки постоянно болели. Каждый раз, когда Даша касалась головы, она теряла пук волос. Волосы выпадали прядями, и кожа на голове тоже стала покрываться корками. Но хуже всего были тики. В мышцах скапливалось невыносимое напряжение, и чтобы его сбросить, Даша подергивала плечами или вытягивала подбородок. Она делала это часто и неосознанно, но одноклассники все замечали. Даша стала Дерганной. Паркинсоном. 

В других обстоятельствах насмешки расстроили бы Дашу, но сейчас у нее не было на это сил. Все мысли были только об олимпиаде и Луке. Она должна выиграть.

Даша не могла усидеть на стуле. Ее трясло, она подергивала плечами и расчесывала руки. 

Сейчас.

Сейчас учительница объявит результаты олимпиады. 

Сейчас все решится.

Даша то вытягивала шею, чтобы лучше видеть учительницу, то оглядывалась на выход, который сулил спасение от правды. Если она проиграла, то все. Конец всему. 

Надо было лучше готовиться! 

Надо было лучше стараться! 

Эти мысли долбили сознание Даши, как дятел — трухлявое дерево. Трухлявое… Даша уже давно была на пределе своих возможностей. Она чувствовала: если напряжение станет хоть на полградуса выше, то она не выдержит и сойдет с ума или развалится на куски. 

За спиной Даши жужжал рой голосов, прерываемый взрывами смеха. Кто-то увидел в журнале новую помаду, кого-то по СМС бросил парень, кто-то стащил у родителей бутылку вина. Жизнь одноклассников шла своим чередом, жизнь Даши зависела от листка на учительском столе.

Наконец, учительница встала и призвала школьников к порядку. 

— Как вы все помните… — Учительница начала издалека. Даша не слушала, пытаясь сквозь непрозрачную бумагу разглядеть результаты. Победа или поражение? — Давайте похлопаем Даше Семеновой! 

— Что? — прошептала Даша, глядя на учительницу. — Я выиграла?

— Да, молодец! — похвалила учительница. — Берите пример с Даши.

— Нам что, тоже начать дергаться?! — выкрикнул кто-то с последней парты и стал изображать Дашины тики. Класс ответил дружным хохотом. 

— Да у нее в натуре Паркинсон!

— Лечиться надо! А то еще нас покусает!

— Да твой жир никто не прокусит!

Учительница схватила деревянную линейку и принялась стучать ей по столу, успокаивая класс. Но Даше было все равно. В голове осталась только одна мысль: у меня будет собака!

Даша подошла к заброшке с огромными пакетами в руках, которые при ходьбе больно били по ногам. Она купила все — корм и вкусняшки, шампунь и расческу, миски и шлейку, подстилку и игрушки. Наполняя тележку в магазине, Даша была так счастлива и горда. Хотелось сообщить всем вокруг: у меня тоже есть собака!

Даша поставила тяжелые пакеты на асфальт и поправила шапку, которая сползла почти на затылок. К ней тут же вышли местные обитатели — три большие дворняги, пес, похожий на лису, кот с порванным ухом и даже пара голубей. Даша быстро вытащила приготовленную им еду — сухой корм и вареную курицу.

— Простите, что не могу забрать вас всех, — сказала она.

А затем услышала радостный лай. Из-под покосившегося крыльца выполз Лука и помчался к ней. Даша подхватила его на руки, прижала к груди и зарылась носом в мягкую шерстку. Так пахнет счастье. 

Лука еще ничего не понимал, поэтому попытался вырваться, чтобы добраться до еды, но Даша его не отпустила.

— Мы идем домой, — прошептала она.

Лука посмотрел на нее очень серьезно, словно бы все понял. А затем исподтишка лизнул ее нос.

Даша смывала остатки шампуня с шерсти недовольного Луки. Он то жалобно пищал, то грозно лаял на душ, то пытался укусить струю воды. 

— Все-все, я закончила! — Даша выключила воду, вынула Луку из ванной и стала вытирать полотенцем. Увлеченная делом, она даже не услышала, как открылась дверь. Зато не могла не услышать ультразвук.

— Ты что тут устроила! — вопила мать. — Кто разрешил тебе притащить в дом собаку!

Даша съёжилась, Лука прижался к ней. Мать нависала над ними, тяжело дыша и уперев руки в бока.

— Вы сами мне разрешили. Я выиграла пари. Я… — мямлила Даша.

— Что?! Никто тебе ничего не разрешал! Совсем уже совесть потеряла!

На крики пришел отец.

— Это еще что такое?!

Даша совсем стушевалась, но не стала сдаваться.

— Вы сказали, что если я выиграю три олимпиады, то смогу завести собаку, — прошептала она, от волнения глотая звуки, — сегодня учительница сказала, что я выиграла олимпиаду по физике.

— И что?! — Мать скрестила руки на груди. — Кто сказал, что ты можешь принести в дом это блохастое чучело?!

— Но ведь мы договорились…

— Подожди, — в дело вступил отец, — да, мы сказали, что если ты выиграешь три олимпиады, то мы рассмотрим вопрос с собакой. Но мы не это имели в виду. — Он ткнул пальцем в Луку. — Надо же сначала подготовиться, узнать про разные породы, съездить в питомники, поговорить с экспертами… — Мать согласно кивала. — А потом уже думать, а не так.

— Но мы ведь… — хотела возразить Даша, но вдруг ясно осознала, что ее провели. Так уже было, когда мама обещала, что они сходят на детский праздник в местный ДК. Даша с утра пораньше нарядилась, готовая идти. Но маме сначала нужно было приготовить обед, потом сходить в парикмахерскую, потом поговорить с кем-то по телефону… Час шел за часом, нарядная Даша сидела в своей комнате и ждала, еще не понимая, что обещания, данные взрослыми, ничего не стоят.

Вот и теперь Даша осознала, что пари было лишь новым способом отказа. От и без того обгрызенного сердца оторвали еще кусок. Так что осталось только… а осталось ли что-нибудь? Или то, что чувствовала Даша, было лишь фантомной болью?

Но Лука уже был у нее на руках, и она не собиралась его отдавать.

— Ладно, завтра поговорим, — сказал отец.

Даша еле досидела до конца уроков. Утром родители ушли на работу молча, Даша не знала, хороший это знак или плохой. Но она боялась, что, если Лука в ее отсутствие что-то испачкает или испортит, у нее будут большие проблемы. Перед школой Даша долго гуляла с Лукой, но он был маленький и еще не научился терпеть. Конечно, Даша подстраховалась — разрезала мусорные пакеты и полностью застелила ими пол в своей комнате, но мало ли. 

Как только прозвенел звонок с последнего урока, Даша побежала прочь, грубо расталкивая одноклассников. Она даже не стала переодевать сменку, только накинула куртку и побежала домой. 

Хоть бы все было в порядке!

Даша в два прыжка взлетела на крыльцо, дрожащими пальцами приложила ключ к домофону. 

Секунда.

Другая.

Даша в нетерпении пританцовывала на месте, словно могла вот-вот описаться.

Наконец раздался писк, и Даша ввалилась в подъезд. Секунды ожидания лифта. Еще секунды в лифте. Оказавшись на этаже, Даша побежала к квартире, роняя по дороге сменку, и трясущимися потными руками стала открывать дверь.

Все. Спокойно. Я на месте. 

Даша распахнула дверь в квартиру и сразу стала озираться, боясь увидеть погром. Но все было на своих местах. Даша выдохнула. 

Ладно, все не так плохо. 

Она сбросила рюкзак, переодела обувь и прошла в свою комнату. Если все в порядке, сразу пойдем гулять. Потом нужно дать Луке поесть.

Даша открыла дверь и быстро огляделась. Все чисто. Вот только в квартире было подозрительно тихо. Даша снова облегченно выдохнула, хотя внутреннее чутье уже било тревогу. Вещи лежали на своих местах, а Луки не было.

Даша ворвалась внутрь и стала метаться по комнате.

— Лука, ты где?!

Она заглянула под кровать, за шкаф, проверила за занавесками. Нет. Тогда Даша быстро стала осматривать остальные комнаты. Луки нигде не было.

Какая-то часть сознания Даши уже поняла, что произошло, но другая отказывалась в это верить. 

Дашу снова начало трясти. С огромным трудом она достала телефон и набрала мать.

— Я занята.

— Мам, я не могу найти Луку, ты не знаешь…

— Грязной дворняге не место у нас в квартире, я тебе уже говорила. Хватит заниматься ерундой.

— Где Лука?

— Отец отнес его на помойку, где ему и место. Это тебе наука. В следующий…

Но Даша не дослушала. Она уронила телефон на пол и замерла. Казалось, ее парализовало. На несколько мгновений мысли, чувства — все исчезло, словно Даша умерла. Но потом на нее нахлынула волна осознания, и Даша выбежала из квартиры прямо в тапочках.

Лифт?

Лестница!

Ступени.

Пролет.

Ступени.

Этаж.

Ступени.

Пролет.

Шапка свалилась с головы. 

Черт с ней.

Этаж.

Ступени.

Больно ударилась о стену.

Пролет.

Ступени.

Даша почти вышибла входную дверь. В голове метались мысли.

На помойку? 

На какую именно?! 

Даша вылетела из подъезда и замерла, не зная, куда бежать в первую очередь. Пара судорожных вдохов — и она помчалась во двор. 

Добравшись до помойки, она внимательно все осмотрела, разбрасывая в стороны мешки, даже не замечая грязь и приторную вонь, исходящую от мусора. Ничего.

Даша побежала к следующему дому. А потом к другому. 

По дороге она останавливала прохожих.

— Вы не видели тут щенка? Черненького, с белой грудкой? — спрашивала она, то заикаясь, то тараторя скороговоркой.

Прохожие либо сразу шарахались, либо не глядя бросали «нет» и уходили. Некоторые одаривали Дашу оскорблениями.

— Лучше надо смотреть за своей собакой!

— Поразвели тут!

Даша не знала, сколько времени она металась по району, но все безрезультатно. Она потеряла тапок и осталась в одном носке, который быстро промок. 

А что, если отец отвез Луку в другой район? 

Или выкинул рядом с трассой? 

Даша ковыляла мимо одинаковых хрущевок и прокручивала варианты, что делать дальше. А внутренний голос «заботливо» клевал ее в темечко.

Ничтожество!

Неудачница

Все из-за тебя!

Каждое слово, как удар молотком по голове, заставлял Дашу все сильнее горбиться, сжиматься, клониться к земле.

Вдруг где-то рядом послышалось шипение. Даша машинально обернулась на звук. Здоровая рыжая кошка грозно шипела на лавочку, а под ней забилось что-то черное. 

— Лука! — закричала Даша, но голоса не было. Она лишь беззвучно открывала рот.

Даша опустилась на колени и заглянула под лавочку. Заметив ее, Лука радостно завилял хвостом и вылез навстречу. Даша взяла его на руки и заплакала. Или засмеялась. Одно было неотличимо от другого. 

— Прости, малыш, — прошептала она, пряча щенка за пазуху. 

Когда Даша очнулась, они были около парка. Как они оказались здесь, Даша уже не помнила. Она с трудом добралась до лавочки. Лука перестал дрожать. Теперь он вертел головой, изучая обстановку. Стоило Даше сесть, как она почувствовала невыносимую усталость, словно на выдохе ее покинули остатки сил. Лавочка примагнитила ее тело так, что Даша не могла даже пошевелиться. Лука угомонился, устроившись поудобнее на руках у хозяйки. Даша опустила голову и среди густого аромата влажной земли и прелой листвы уловила тот самый запах счастья. 

Морозные ноябрьские сумерки подкрались незаметно. Выползая из-за деревьев, тьма заполняла пространство, проглатывая звуки, и вскоре парк погрузился в тишину. Одним взмахом сизых крыльев сумерки скрыли деревья, дорогу и лавочки. Даша сидела в единственном пятне света, подаренным уличным фонарем. Казалось, мир вокруг растворился и остались только она и Лука. Ее маленький лучик света…

Метки