З

Звуки

Время на прочтение: 4 мин.

Тёплый запах леса окутал его, как только он вылез из воды. Сердце колотилось, зубы ходили ходуном, икры и предплечья сводило, но этот запах, пение птиц, жужжание насекомых, звуки ветра подхватили Джесси и понесли его глубже, по мху и кустам, через корни и болотца. Он двигался, будто не тратя сил, не выбирая направления, зная только, что удаляется от реки, от города, от людей.

Похолодало, мокрая одежда остыла и сковывала движения. Джесси прислушался — никаких чужих звуков, он глубоко в лесу. Можно сделать остановку. «Шаг первый, яма», воспроизвёл он выученные наизусть указания, «у крупного дерева, примерно по локоть вглубь, столько же в диаметре» — небольшим куском пластика Джесси начал копать. Он увидел, как ожила от его вмешательства почва: разбегались, спасались мелкие насекомые, червячки, жучки. Он не мог определить, что именно шевелится и шуршит, но эта жизнь была очевидна и повсеместна. Ему показалось, что от ямы кругами расходится рябь, последствия его действий — от существа к существу, от ветки к ветке пробежал беспокойный шёпот.

«Шаг второй, обложить яму ветками: сделано. Шаг третий: определить направление ветра». — Он облизнул палец и покрутил в воздухе, холоднее всего было со стороны реки, «ветер северный». Он перешёл к четвёртому шагу: «воздуховод — в локоть от первой ямы по направлению ветра, чуть больше ладони в ширину». Джесси слегка зарыл руку в почву, которая почти не отличалась по оттенку от его кожи, и почувствовал щекотное копошение обитателей земли. «И создал Господь Бог человека из праха земного, и вдунул в лице его дыхание жизни», — слова всплывали в памяти из детства, времени, о котором он давно забыл. «Кого же Господь создал из этой земли?!», — гремел голос пастора, «Их?! Или нас?!» — «Нас», отвечал Джесси, кивая, будто сидит не под сенью огромного дерева, а перед кафедрой, и словно не тонкие молодые стволы стояли позади него, а трубы органа поднимались к небосводу. «Мы — любимые дети Господа нашего!» — «Аминь», отвечал Джесси. Он очнулся от наваждения, прислушался. Нет, только шумел лес. Продолжил копать и вскоре соединил два отверстия под землёй. «Шаг пятый, развести огонь» — зажигалка работала, несмотря на заплыв, и уже через несколько минут подземный «дакотский» очаг разгорелся. Джесси отошёл на несколько десятков шагов: дыма действительно не было видно, точно как на картинках из книги.

У него было с собой несколько шоколадок, жарить пока было нечего. Джесси соорудил небольшую конструкцию из веток над очагом, просушил всю одежду. Огонь приятно потрескивал. Он гнал от себя мысли о том, что будет дальше. Инструкции по выживанию покрывали первые несколько дней в лесу, дальше отсюда придётся выходить, но сейчас это казалось совершенно невозможным и ненужным.

Он проснулся у потухшего очага засветло. Звук леса был иным, чем днём и вечером, весь исключительно в высоких частотах: как будто на гигантском пульте звукоинженера были подняты все правые бегунки, что-то свистело, чирикало, попискивало, шумело на самом краю слышимого. Джесси закрыл глаза и мысленно начал сводить эти звуки, придавать им новую форму и текстуру, подкручивать тембры, усиливать, сжимать. Он будто снова оказался в студии с друзьями, восхищёнными тем, как он колдует над их треками. Джесси всегда во всём чувствовал ритм и сейчас поймал его в этих свистах и трелях, потрескиваниях и скрипах. Не хватало баса: он прислушался к своему сердцебиению, оно подходило идеально — осталось только в воображении усилить низкие частоты и наслаждаться результатом.

Он закопал кострище. Внимательно осмотрел место стоянки и, не найдя следов своего пребывания, двинулся дальше. Идти на второй день стало тяжелее. Лес всё ещё, казалось, хотел его поддержать, но Джесси не был уверен, что понимает все подсказки. Перед его глазами плыли иллюстрации со съедобными и ядовитыми грибами и ягодами, но в реальности они выглядели совсем не так, как на картинках. Джесси надкусил пару крупных древесных грибов — они оказались влажными и неприятными. Джесси снова мерещились запахи и звуки из прошлого: барбекю во дворе, ночные заезды в «Макдональдс», но теперь он гнал их: думать о еде было невыносимо.

Когда солнце опустилось, он снова выкопал очаг, но получилось неаккуратно, вторая яма немного осыпалась, воздух шёл хуже, огонь так и норовил погаснуть. Джесси поджарил несколько грибов, показавшихся ему наиболее подходящими, но съел их с трудом. Звук леса, который утром казался ему единым ритмом, распадался на множество отдельных шумов, гораздо более низких и тревожных. 

Он рассмотрел деревья вокруг и понял, что не может назвать ни одно из них так же, как не знал ни одной из поющих птиц. «У меня было столько времени, почему я не почитал про них?» — список инструкций по выживанию в лесу, который он нашёл в библиотеке, освещал только полезные или опасные вещи: благодаря ему Джесси знал, что в этих местах нет крупных хищников, но не представлял, как выглядят, и особенно как звучат те, кто на самом деле населяет этот лес. 

Джесси стало обидно. Его с детства называли самым острым ухом района: без всякого обучения он сводил записи в студии, за два квартала по шуму двигателя мог определить модель машины. Любую опасность он всегда слышал первым. Но он никогда не был в лесу, некому было свозить маленького Джесси на рыбалку, на охоту. Все эти звуки были бы ему знакомы, если бы он бывал здесь раньше. Джесси знал, что создан из этой земли, но навсегда оторван от неё. 

Он уснул некрепко, ему виделись пастор, студия, барбекю, а под утро начало сниться то, о чём он больше всего хотел забыть. Сквозь сон он услышал, что ещё далеко, но с каждой секундой всё ближе, звучит лай собак, и поверх него — механический пульс лопастей.

Любую опасность он всегда слышал первым, мог определить калибр по звуку выстрела, нужный щелчок замка сейфа. Его называли самым острым ухом района.

Поэтому его и взяли в банду.

Метки